телефон доверия +7-913-921-7000
Главная Информация для граждан Борьба с коррупцией Работа с кадрами Статистика Новости Ссылки Контакты

История

Органы прокуратуры в своем развитии прошли сложный путь. Периоды подъема активности и роли прокуратуры в жизни государства и общества сменялись периодами спада, что в полной мере пришлось испытать и транспортным прокуратурам.
Они пережили ничем не оправданную ликвидацию, затем нелегкое рождение, постепенно набирали силы, вновь накапливали утраченные навыки и опыт работы, шаг за шагом осваивали новые сферы надзора.

В дореволюционной России существовавший прокурорский надзор строился по территориальному признаку. Поэтому все связанные с транспортом преступления и происшествия, в том числе имевшие большой общественный резонанс, расследовались под надзором губернских и других территориальных прокуроров.

Сразу после Октябрьской революции прокуратура была упразднена декретом о суде № 1. Однако жизнь показала, что и новой власти без прокуратуры обойтись нельзя, поэтому, после бурных споров и дебатов, 3-я сессия Всероссийского Центрального Исполнительного Комитета (ВЦИК) IX созыва приняла 28 мая 1922 года положение о прокурорском надзоре.

В этом акте затрагивался и вопрос о транспортных прокурорах: ст. 7 гласила, что «при революционных, военных трибуналах и военно-транспортных революционных трибуналах состоят военные прокуроры, непосредственно подчиненные помощнику прокурора Республики, состоявшему при Верховном трибунале Всероссийского Центрального Исполнительного Комитета».

Однако с образованием союзного государства в системе транспортных прокуратур и судов произошли изменения.

23 ноября 1923 года ЦИК Союза ССР принял декрет «Об упразднении военно-транспортных трибуналов», по которому не оставалось работы и местным военно-транспортным прокурорам. Но очень скоро время показало, что без специализированных органов транспортной юстиции обходиться невозможно. В 1930 году ЦИК и Совнарком СССР издали постановление «О железнодорожных линейных судах», которым образовывались железнодорожные линейные суды по месту нахождения дирекции железных дорог.
Этим судам подсудны дела о злостных нарушениях работниками транспорта трудовой дисциплины и о прочих нарушениях, совершенных на транспорте и нарушающих его нормальную работу, а также все дела о контрреволюции, связанные с работой железнодорожного транспорта.

С учреждением 20 июня 1933 года Прокуратуры СССР постановлением ЦИК и СНК СССР в ее подчинение передана транспортная прокуратура железных дорог, которая просуществовала недолго.
По постановлению СНК СССР в 1940 году военно-железнодорожные прокуратуры и трибуналы были ликвидированы. Но с началом Великой Отечественной войны в районах, объявленных на военном положении, они возникли вновь. В 1943 году были полностью переведены на военное положение железнодорожный, водный транспорт и гражданский воздушный флот. Железнодорожную транспортную прокуратуру стали называть Главная военная прокуратура железнодорожного транспорта. Транспортные прокуроры надели военную форму.

В послевоенные годы начались многочисленные структурные реорганизации разных министерств, учреждений и прочих ведомств. Не миновала эта судьба и органы транспортной прокуратуры.

Приказом Генерального прокурора СССР в июне 1953 года водные и железнодорожные прокуратуры объединялись в единые транспортные прокуратуры под руководством Главной транспортной прокуратуры. Окружные прокуратуры железнодорожного транспорта преобразовывались в окружные транспортные прокуратуры с возложением на них обязанностей осуществления судебного надзора по делам о преступлениях, совершенных на железнодорожном и водном транспорте.

Основными направлениями деятельности прокуратуры, многие из которых и сегодня сохраняют приоритетное значение, являлся надзор за исполнением законодательства о безопасности движения, о сохранности грузов, т.е. законодательства, нарушение которого влекло наиболее существенные отрицательные последствия: гибель людей, транспортных средств, грузов, другие материальные потери. В то же время некоторые вопросы, которые находились под надзором транспортных прокуроров, впоследствии отпали. В основном они связаны с оперативно-хозяйственной деятельностью транспортных предприятий.

В обязанность транспортных прокуроров вменялось следить за исполнением дисциплинарного взыскания, привлекать виновных в неисполнении к ответственности вплоть до уголовной; по своей инициативе возбуждать «через соответствующих начальников» дисциплинарные производства по материалам, поступившим в прокуратуру: жалобам, газетным заметкам, ибо малейшее нарушение дисциплины нередко рассматривалось как «контрреволюционная деятельность». В приказах Прокуратуры СССР от прокуроров ожидалось принятие «решительных мер к очищению транспорта от классово враждебных элементов».

Осуществляя борьбу с недоброкачественным ремонтом на транспорте, прокуратура должна была оценивать работу ОТК, проверять законность заключения договоров перевозки, контролировать соблюдение сроков их выполнения. Транспортные прокуроры обязывались знать положение дел с травматизмом на поднадзорных объектах, в связи с чем в крупных транспортных пунктах в срочном порядке организовывались «сигнальные посты прокуратуры», которые оперативно реагировали на каждый случай травматизма.

Прокуратура СССР требовала от транспортных прокуроров «всемерно содействовать успешному выполнению государственного плана перевозок», «пресечению антигосударственной практики задержки подвижного состава под погрузкой и выгрузкой», «бороться за строгое и неуклонное исполнение регулировочных заданий и приказов Наркомата путей сообщения, в особенности в части точного исполнения плана сдачи порожняка на другие дороги, а также недопущения антигосударственной практики захвата транзитного порожняка и хищнического использования его под свою погрузку», «бороться за выполнение плана ремонта» и «пресекать преступное отношение к текущему содержанию пути», виновных в разбазаривании фондов, выделенных на снабжение транспортников, привлекать к уголовной ответственности.

Проверка исполнения требований законодательства о безопасности движения вменялась в обязанность транспортным прокурорам с момента их образования. О каждой значительней аварии транспортные прокуроры должны были сообщать в Прокуратуру СССР.

Возбуждение уголовного дела об авариях, простоях, «саботаже стахановского движения» допускалось только с санкции прокурора дороги. До 1937 года ведомственное или, как тогда называлось, «первоначальное расследование», производили сами транспортники, а прокурор осуществлял надзор за его проведением.
В случаях, когда крушения, аварии и другие преступления на транспорте являлись результатом нарушения трудовой дисциплины — пьянства, ухода с вахты, прогула и пр., прокуроры, помимо привлечения к ответственности непосредственных виновников аварии, привлекали к ответственности администрацию, виновную в укрывательстве нарушителей трудовой дисциплины.

Нужно иметь в виду, что в 1930-е годы одной из мер наказания виновных в авариях и катастрофах был расстрел. Поэтому к следователям и прокурорам предъявлялись строгие требования по обеспечению сроков и качества предварительного следствия, а кроме этого они изучали и сдавали экзамены по правилам технической эксплуатации, инструкции по движению и инструкции по сигнализации. О лицах, не сдавших испытания, сообщалось в Главную прокуратуру железнодорожного транспорта для разрешения вопроса об их дальнейшей работе в органах транспортной прокуратуры.

Ближе к 1960-м годам стала заметной тенденция к свертыванию работы транспортных прокуратур. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 3 марта I960 года транспортные прокуратуры были упразднены, а их функции возложены на органы прокуратуры союзных республик. С этого времени начался перерыв в существовании системы транспортных прокуратур, продолжавшийся  17 лет, — до тех пор, пока жизнь не заставила восстановить эту систему.

Отсутствие централизованной системы транспортных прокуратур, утечка профессиональных кадров в связи с их ликвидацией привели к тому, что к середине 1970-х годов уровень надзора явно не соответствовал значительно возросшему количеству правонарушений и преступлений на транспорте. По требованию Прокуратуры СССР территориальные прокуроры пытались активизировать надзор на транспорте, однако без создания специализированных транспортных прокуратур это было сделать крайне сложно.

Все чаще и чаще в приказах Прокуратуры СССР начинает звучать требование об усилении прокурорского надзора на транспорте, издается ряд приказов, специально посвященных этому вопросу. В итоге руководством страны и Генеральной прокуратурой СССР 28 февраля 1977 года принимается решение о воссоздании системы транспортных прокуратур, имеющих правовой статус районных и подчиняющихся непосредственно прокурорам союзных республик. Затем приказом Генерального прокурора СССР № 46 от 5 ноября 1980 г. "Об организации транспортных прокуратур" на железнодорожном, водном и воздушном транспорте создаются транспортные прокуратуры, действующие на правах областных прокуратур.

И вновь транспортные прокуроры включаются в борьбу с беззаконием в транспортной сфере, активно противодействуя преступным проявлениям на транспорте  на протяжении 20 с лишним лет.

Однако с началом нового столетия процессы реформирования органов российской прокуратуры в поисках оптимальной модели надзора вновь ставят под сомнение целесообразность существования транспортных прокуратур. Приказом Генерального прокурора РФ №2 от 22 января 2001 года «Об изменении организации прокурорского надзора за исполнением законов на транспорте и в таможенных органах и реорганизации транспортных прокуратур» транспортные прокуратуры (приравненные к прокуратурам субъектов Российской Федерации)  ликвидируются, а транспортные прокуратуры (приравненные к прокуратурам районов) передаются в подчинение прокурорам субъектов Российской Федерации, на территории которых они расположены.

Не имеющие опыта работы в транспортной сфере и не ориентирующиеся в транспортной специфике прокуратуры субъектов достаточно сложно адаптируются к новым предметам надзора, нередко осуществляя эти надзорные полномочия по остаточному принципу.  Отсутствие централизованной системы транспортных прокуратур не позволяет эффективно решать стоящие перед ними задачи, в то время как реалии современного общества требуют незамедлительного и решительного вмешательства  прокуроров в сферу транспортного обслуживания страны.

В очередной раз общество убеждается в необходимости существования обособленной структуры специализированных прокуратур, призванных обеспечить законность  на транспорте, выступить гарантом соблюдения прав пассажиров и работников транспортной сферы.

В 2007 году приказами Генерального прокурора Российской Федерации система органов транспортных прокуратур образована вновь. Согласно приказу Генерального прокурора Российской Федерации №81  от 11 мая 2007 года с 1 июня 2007 года образована  и Западно-Сибирская транспортная прокуратура с полномочиями прокуратуры субъекта Российской Федерации. Новая структура представляет собой закрепление надзорных функций каждой транспортной прокуратуры за объектами транспортной и таможенной сферы соответствующего федерального округа. Исключение составляет лишь Сибирский федеральный округ, на территории которого образованы две прокуратуры: Западно-Сибирская и Восточно-Сибирская.

История существования транспортных прокуратур, факты возрождения  этих органов на определенных этапах развития государства свидетельствуют о востребованности данного института государственного принуждения, оказывающего непосредственное влияние на укрепление состояния законности в сфере транспортных отношений. Поставленные Президентом РФ задачи формирования в России высокоэффективного транспортного комплекса, федеральные программы инвестирования в  транспортную инфраструктуру бюджетных средств, устойчивый рост пассажирских и грузовых перевозок на всех видах транспорта требуют усиленного внимания и постоянного надзора со стороны транспортных прокуроров, будь то вопросы безопасности или соблюдения прав работников транспортной сферы.